Чужого горя не бывает

Геннадий Григорьевич Шульгин RZ3CC – один из старейших радиолюбителей России. Будучи оператором экстра-класса, он наибольшую известность приобрел как разработчик и настройщик радиоаппаратуры. Геннадий Григорьевич является участником многих радиоэкспедиций. При его непосредственном участии был реализован проект, позволивший экипажам космической станции МИР вести любительскую радиосвязь из космоса. Работая в журнале "Радио", неоднократно выезжал в места стихийных бедствий (Чернобыль, Ленинакан, Иран, Афганистан), оказывая помощь людям средствами любительского радио. Геннадий Шульгин стоял у истоков создания в Звездном городке любительской коллективной радиостанции RT3F (RK3DZB). Награжден орденом "За личное мужество".

Ровно 25 лет тому назад, в московский декабрьский мрачный день я, молодая мама, с тревогой в душе, набрала номер телефона приятельницы с просьбой о помощи – положить моего четырехмесячного сына в детскую клинику. Малыш простудился и серьезно заболел. В ответ слышу: "Знаешь, Спитак стерт с лица земли...". До меня ничего не доходит, слова какие-то странные. На следующий день, уже в больнице, увидев переполох медперсонала, услышав их разговоры, я осознаю весь ужас того, что произошло накануне на моей родине.

Тогда прозвучало всякое – слова сожаления и сострадания, а также упреки и дурацкие "толкования" теории Вернадского по поводу землетрясения, якобы оно происходит там, где люди "бунтуют": в ту пору в Армении развертывалось Карабахское освободительное движение, в Ереване шли митинги. Спустя пару недель, уже дома, в мои руки попали письма, отправленные из Армении, на конвертах которых был штамп с надписью примерно такого содержания: "Искренний поклон благодарного армянского народа всем добрым людям мира". Вспоминая эти слова, я каждый раз обливаюсь слезами...

Москва. Заснеженная улица поднимается на холм, обсыпанный невысокими, уютными домами, маленькими двориками. Совсем немосковская панорама. Я так увлеклась тихой зимней красотой, что умудрилась потеряться в маленьком пространстве.

Геннадий Шульгин RZ3CC
– Вы правильно идете, еще чуть-чуть наверх, а потом правее... – в трубке телефона очень красивый, добрый мужской тенор. Удивительно, откуда он меня видит и направляет? В ответ я машу рукой и с любопытством ищу окно квартиры моего будущего собеседника, Геннадия Григорьевича Шульгина, свидетеля страшных событий, которые произошли ровно 25 лет тому назад в Армении. Вот и нашла! Связь "установлена"! Дверь открывает высокий, стройный человек, с белоснежными, седыми волосами, с необыкновенно доброй открытой улыбкой на лице. Кажется, мы всегда знали друг друга.

О трагедии, которая настигла Армению, Геннадий Григорьевич узнал вечером 7 декабря 1988 года, из телевизионной новостной программы "Время". "Первая мысль – как там мои друзья, что с ними?", – позже писал он в своей публикации в журнале "Радио" (март 1989 года). Будучи опытным радиолюбителем, он знал, что "если случилась беда, прежде всего, нужна точная информация, иначе трудно принять правильное решение. Значит, необходима связь с местом катастрофы." И он принял решение – "самостоятельно прорываться в Ленинакан".

С невероятными трудностями прибыл он в разрушенный город, вместе со своим товарищем и коллегой Константином Хачатуровым UW3AA (сейчас RT3A).

Вот что рассказал мне о тех днях Геннадий Шульгин:

– ... Началось все с того, что перед коллапсом Советского Союза неожиданно на людей начали сыпаться несчастия. Происходили потрясающие события по трагизму, по доброте, по порядочности. В 1986-м произошел Чернобыль, где я отработал и получил дозу. И вот – Армения. Мы, радиолюбители, четко понимали, что нужны там, чтобы связать зону бедствия с внешним миром.

Из QSL 3W3RR
– В Ленинакане я был однажды, задолго до этого горя. Он мне чем-то напоминал Одессу: кругом все веселые, любили шутить. Здесь радиолюбительство было на высшем уровне. Функционировала станция технического творчества, радиокружки возглавлял кандидат технических наук Мамикон Мигранян. Его ребята блистали в республике, даже в Союзе.

И вот, мы с ребятами, в качестве спасателей-добровольцев поехали туда и ... ужаснулись от происходящего. Бедные, беспомощные люди… Те, которые уцелели, потеряли родных людей, многие – всю семью, не знают что делать. Техники нет, жилья нет, палаток нет.

В те годы в стране не было никаких предпосылок для создания спасательных отрядов. Была одиозная организация гражданской обороны, и что-то типа курсов медсестер при Красном Кресте. Спустя некоторое время, слава Богу, приехали спасательные отряды из других стран: было много жертв, и правительство пошло на то, чтобы открыть границу. Особенно отличились представители французской организации "Врачи без границ". Я с ними потом встречался в Иране, в Афганистане – замечательные, бескорыстные ребята. В тех участках, где был пожар, работали американские пожарные. Прекрасно отработали швейцарцы, австрийская военно-спасательная служба.

Мы все в стрессе от увиденного: вокруг раздавленные тела детей, взрослых. Армяне любят своих девочек. Они – маленькие, юные, наряженные красавицы, сдавленные бетонными плитами ... сердце не выдерживает. У "буржуев" на комбинезонах был специальный карман с виски. Насмотрелся, достал бутылку, стресс снял и пошел дальше. А у нас все накапливалось, по ночам не спим – разве уснешь?

Благодаря тому, что мы взяли с собой массу радиостанций, наконец-то связь с внешним миром стала налаживаться. Благодаря коротковолновой связи, мы ухитрялись информировать родственников людей, попавших в беду, по всему миру о том, в каком состоянии они находятся. Наши добровольцы ходили по разрушенным домам, узнавали у уцелевших соседей об остальных людях, потом подписывали радиограммы, снабжали информацией родственников, которые искали своих родных. Это очень помогло.

Хорошо показали себя премьер-министр Николай Иванович Рыжков, Борис Евдокимович Щербина. Последнего я знал еще по Чернобылю. У них не было снобизма, вели себя совершенно противоположно тому, как вел себя Горбачев.

В зоне бедствия доминировала контрольно-спасательная служба при Министерстве угольной промышленности. Особенно отличились краснодарцы и спасатели из Симферополя. Крымская спасательная служба под руководством Александра Ларионова отработала блестяще. Начальником связи КСС Крыма был тогда и до сих пор Анатолий Залатов UB5JF (сейчас UU5JA). Они приехали со своей связью, были там до самого конца. Была группа медиков из Твери, среди них – блестящий специалист Валерий Кривченко. Воины-афганцы работали под эгидой комсомола, имели допуск ко всем объектам. Они выкапывали хлебопекарные машины из-под руин. Ведь хлеба не хватало.

Были там настоящие герои, среди них – Андрюша Терентьев. Он работал тренером по плаванию в бассейне "Москва". Как узнал о трагедии,бросил работу, рванул туда. Армян же много везде, на сборах, на соревнованиях, он с ними дружил. Один из развалов вытащил 37 человек! После, когда вернулся в Москву, его с работы выгнали, видишь ли, прогулял! Написали аж Горбачеву, восстановили.

Был парень по имени Андрей Рожков, из Прибалтики – Олег Курдиков… Яркие ребята! К сожалению, некоторых уже нет в живых. Помню Фрунзика Мкртчяна с огромным носом и грустными глазами… Все это сегодня в памяти воскресло… Хорошо отработали, конечно, "буржуи", но поисковые собаки тут же попортили себе лапки по осколкам стекла, арматуры. Через неделю стали меньше живых находить, и они запросились домой.

На протяжении всего этого времени, пока шли спасательные работы, отовсюду приезжали добровольцы, некоторые только что приехали из Мексики, где тоже случилось землетрясение. Они приходили в штаб, спрашивали – где нужна помощь, а люди в штабах – местные, в растерянном состоянии: нужно своих хоронить, спасать других. Мы взяли инициативу, нашли карту местности, причем – у американцев. Забавно получилось: сначала по поводу карты города обратились в гражданскую оборону. А нам говорят: "Что ты, дорогой, это секретная информация!" Пошли к американцам, они дали нам подробные карты Ленинакана до разрушения и после, снятые с помощью спутника. Мы все прочертили, концентрировали специалистов в определенных местах, согласовывая свои действия со штабом. Стало проще.

Трясло каждый день. В начале боялись. Ставили трехлитровую банку с окрашенной водой. Как она начнет колебаться, берем документы с рюкзаками и выбегаем на улицу. Потом перестали обращать на это внимание.

Холодно было очень. Плохо было с водой. Каким-то образом, парень по имени Георгий Бадалян ухитрился организовать привоз минералки из Еревана. Мы ели, пили, мылись этой водой. Очень плохо было с едой. Продуктов нет, работы – много. В первые дни ели то, что прихватили с собой из Москвы. Только однажды ели горячий обед у прибывших чернобыльцев. Позже, когда "буржуи" стали уезжать, оставили нам собачьи консервы, из которых мы суп варили, было очень даже неплохо. Чернобыльцы, кстати, работали с израильтянами на территории обувной фабрики. Были проблемы с переводчиками. Местные руководители не владели языками, а мы могли общаться на разных языках, и потому часто брали на себя роль переводчиков.

Часто задаюсь вопросом, что было бы со мной, если бы я оказался на месте этих людей? Я бы не выжил! Когда маму хоронили, она была в возрасте, я не хотел жить, ей Богу. А тут у людей – вся семья, кажется, нет человека, осталась только его оболочка. Что делать? Суицид – большой грех, а армяне с Богом в душе живут... В те дни на радиостанции у меня висел портрет Католикоса Всех Армян Вазгена Первого. Не помню, как он ко мне попал. И вот, каждый ко мне подходит и говорит: "Ты не подаришь мне, ты не подаришь мне?" Я подарил портрет одному художнику, у которого погибла дочка. Может это немножко помогло ему успокоиться? Не знаю… Надо иметь огромное мужество, чтобы вытерпеть такую боль…

В те далекие трагические дни мы особо подружились с армянскими радиолюбителями. Тогда главную станцию возглавлял Карен Карапетян UG6GAT. Он стал единственным обладателем высшей награды "Golden Antenna" среди радиолюбителей бывшего Союза. Эта почетная награда ежегодно вручается немецко-голландским радиолюбительским объединением (DNAT), совместно с мэрией города BadBentheim радиолюбителю –- за личный вклад в гуманитарную деятельность международного масштаба (как правило, во время ликвидации последствий экологических катастроф – землетрясений, наводнений, эпидемий; гуманитарных программ – повышение грамотности, обеспечение доставки продовольствия в голодающие страны и т.д.), короче, за чистоту души и подвиги. Ежегодный лауреат (по представлению радиолюбительской организации, клуба) определяется в июле и приглашается в сентябре в BadBentheim для вручения ему этой награды во время традиционного ежегодного фестиваля. Лауреат 1989 года – мой близкий друг Карен Карапетян UG6GAT (сейчас EK7DX).

В 1990 году случилось землетрясение в Иране, и наша российская группа специалистов прибыла в провинцию Гилян, где с гор слой земли съехал в долину вместе с целыми деревнями. Нам там трудно пришлось. У мусульман другое отношение к смерти, другая философия. Завершив работу, мы собирались в Москву, а обратных билетов нет. Решили домой попасть через Ереван, другого пути нет. Мы благополучно прилетели туда, где наши друзья-армяне встретили нас по-домашнему, накормили, напоили. Гордые, умелые, рукодельные люди.

Я ни разу не видел, чтобы кто-то из армян ко мне относился не то что неприязненно, но даже прохладно. Отказываюсь понимать злобу, которая была у некоторых представителей homo sapiens, которые позволяли насмехаться над чужим горем. Были такие, особенно из Кировабада. Выходили на наши частоты и начинали нести чушь. Я говорю: "А если такое случится с тобой, с твоей семьей?" К сожалению, подлость сидит в человеке, и, конечно, она от зависти.

Случилась беда с армянами, и вся страна протянула руку помощи. Сейчас такого не будет! Я уверен на 100 процентов! Наше дьявольское время искорежило людей, отдалило их от морали, сострадания. Не знаю почему. Вообще, мне приходят странные мысли. Испорченная экология мстит человеку. Не забудем, что Чернобыль нагадил везде, в том числе и в душе человека. Может, произошла какая-то мутация в человеческом сознании? А чем еще объяснить? Память людская коротка, история людей ничему не учит. Доигрались…

– Что самое ценное в этой жизни? Дети! Они маленькие, беспомощные. Какими они будут – зависит от нас, взрослых. Чем больше в них вложишь, тем счастливее они будут, больше будет отдачи. Тогда и добрых, отзывчивых людей станет больше.

Ереван, декабрь 2013
автор: Асмик Григорян
спасибо !
Андрей , спасибо что напомнил !
Время "гнилое" и многое уже забывается(((